Лестницы в небо

Kseniya Dokukina
18 янв
Самое необычное по красоте место из всех, где можно побывать во Вьетнаме. Именно здесь можно прикоснуться к небу.

Оптимальная точка отправления в Сапу – Ханой. Самый простой путь - купить пакетный тур. Лучше делать это на месте в Ханое – можно поторговаться, выбрать (и удостовериться, что тебя поняли) отель, машину и водителя. Соглашаться на водителя-гида не рекомендую: экскурсию по городу и в горы могут провести местные жители Сапы, это и дешевле, и колоритнее. Из Ханоя в Сапу ходят также туристические автобусы.

Самостоятельные варианты – ехать из Ханоя автобусом или поездом. Это 300 километров до города Лаокай (около 7-9 часов пути). Дальше - пара десятков километров по горному серпантину на машине или автобусе (примерно полтора часа, зависит от тумана). 

Сверху видно все

Любой местный житель или водитель, часто бывающий в Сапе, знает места вокруг города, откуда открывается отличный вид на террасы. Главное, чтобы повезло с погодой – в туман ничего рассмотреть не удастся.

Сложно поверить, когда видишь их вживую, но большая часть угодий - рукотворные сооружения. Застывший титанический труд народа, живущего за чертой бедности в первобытно-общинных условиях. Каждая терраса около метра высотой, и сделаны они для того, чтобы вода по ступеням равномерно стекала по склону, не застаиваясь. В течение нескольких веков местные жители проводили воду от вершин гор к подножиям, используя систему, которая не разрушает горы.

Сейчас, правда, не все террасы обрабатываются: какие-то просто залиты водой, а труднодоступные вообще заросли сорняками. Но вид сверху на них потрясающий. 

Аборигены

В самой Сапе не очень много достопримечательностей, но побродить по ней стоит. Уже там встретятся представители местных горных племен, которые до сих пор сохранили свои языки, обычаи, традиционную одежду, верования, а главное – жизненный уклад. Очень низкорослые – ниже среднего европейца на голову. Со спины кажутся детьми, а обернется – может быть и бабушкой. Увешанные украшениями, как новогодние елки: местные женщины очень любят крупные серебряные и медные побрякушки. Мочки их ушей растянуты, как у эмо после тоннелей, многие носят по пять-шесть серег в каждом ухе.

Когда впервые видишь на улице тетку во вьетнамках, темной тюбетейке, льняном узорчатом халате, с тряпичными обмотками на голенях, огромными серьгами в ушах и мешком угля за спиной – кажется, будто из-за угла внезапно вышел динозавр. Но затем убеждаешься, что практически все местные, живущие в округе, одеты не менее задорно. Причем одежда эта – повседневная. Чумазые дети в расшитых узорами костюмчиках носятся по улицам, продают туристам самодельные сувениры, ходят в школу, а их родители, одетые по всем канонам, торгуют на рынках или работают в поле.

Любовь и вера

Одна из немногих достопримечательностей в городе - “Рынок любви”. Работает каждый вечер субботы. Раньше молодежь приходила туда за парой, причем выбирали возлюбленного по голосу. Затем якобы давалось три дня, чтобы узнать друг друга. Понравились – поженились, нет – снова идти на рынок.

Увидев такое, французские миссионеры (Вьетнам был французской колонией до Второй мировой войны) попытались спасти грешные души местных. Каменная церковь Святой леди Розарии, построенная в 1930-х, до сих пор стоит в центре Сапы, напротив главной площади.

Возможно, результат был – сейчас от Рынка любви осталось только название, на его месте проводятся театрализованные представления по субботним вечерам. Однако англоязычная Вики пишет, что в Сапе сейчас развился другой рынок - секс-торговли. Неудивительно: в провинции Лаокай, к которой относится Сапа, 70% населения живет за чертой бедности. 

Деревня черных хмонгов Кат-Кат  

Кат-Кат находится в долине Муонг-Хоа, это примерно 3 км от Сапы. Хмонгов в Сапе и окрестностях больше всего, свыше половины населения. Бывают черные, красные, белые, зеленые и цветочные хмонги – различаются по преобладающему в одежде цвету ткани. Например, черные хмонги носят льняную одежду выкрашенную в темно-синий цвет.

Хмонги, особенно подростки, носят украшенные цветастыми горизонтальными узорами темные юбки. А женщины - длиннющие, как у цыганок, черные волосы, которые хмонги прячут под чурбанчиками, закалывая крупными металлическими заколками или гребнями надо лбом – так считается красиво.

Хмонги живут, в основном, на юге Китая, они и внешне похожи на китайцев, и вообще-то не такая уж и малая народность: только во Вьетнаме насчитывается около 780 000 хмонгов. 

Деревня красных дао Та Фин

Красные дао – вторые по численности жители провинции Лаокай, их около четверти от общего числа, живут в деревне Та Фин, в 10 км от города. Похожи на крошечных Дедов Морозиков, потому что национальный костюм дао включает в себя красный с белой оборочкой платок, который по особо торжественным случаям заменяется на платок покрупнее и поплотнее, повязанный на голове так, что становится похожим на подушку.

Женщины дао бреют голову и брови перед замужеством – не полностью, но значительную часть надо лбом сбривают. Правда, сейчас молодежь не так чтит традиции и некоторые не хотят сильно бриться, обходятся подбритыми висками и бровями. Если дао с бровями, значит, он еще не нашла свою половинку.

Воскресный рынок Бак-ха 

Еще около 10% Сапы, согласно lonelyplanet, – это заи (в некоторых местах пишут “гиай”) и тай. И те и другие носят яркие конопляные платки, но тай предпочитают хлопковую одежду цвета индиго, а заи – розовую с сережками да другими висюльками.

Посмотреть на представителей всех аборигенов в одном месте можно, посетив воскресный рынок Бак-Ха, примерно в 30 км от Сапы. В ассортименте свиньи, собаки, буйволы и куры, овощи и фрукты, топоры и лопаты, текстиль ручной работы.

Да – одежду аборигены шьют себе и на продажу сами. Из конопли. Сами ткут, вышивают рисунки. В Сапе можно купить сумасшедше красивые покрывала, вышитые вручную, за копейки. Единственный минус – поскольку красят ткани они тоже самостоятельно, подручными методами (мы как-то видели процесс вымачивания тряпки в ведре с темно-синим красителем во дворе одного дома) – при стирке такие вещи могут краситься.

Еще аборигены вырезают по камню и по дереву, делают множество металлических украшений – некоторые очень красивые - и всякую дребедень (включая фэйковые французкие франки времен Индокитая), чтобы затем нацепить часть этого на себя, а большую часть продать.

Дома аборигенов  

Местные жители крайне дружелюбны, часто приглашают в свои дома, но с корыстными целями — они ждут от путешественников, что те купят сувениры.

Процесс продажи душераздирающий. Туристов обступают пять-десять аборигенов женского полу, от совсем подростков до бабулек, за спиной у некоторых висят самодельные короба с младенчиками, и настойчиво уговаривают: “you buy from me, you buy from me!!!”.

Отказаться невозможно. Если что-то купил у одной тетки, остальные начинают канючить вдвое громче: ты купил у нее, значит, купи и у меня! Потому что иначе “it’s not fare!”. Как дети, честное слово.

Английский у множества таких продавцов очень приличный. Одна из красных дао бодро объясняла нам местные принципы жизни, и, как выяснилось, кроме своего родного языка, английского и вьетнамского, владела еще языком мыонгов – жителей соседней деревни. У меня есть теория, что такие “образованные” дао, хмонги и прочие и торгуют, пока их безграмотные односельчане пашут в полях и на производстве: выискивая дополнительную информацию в сети, я обнаружила, что большинство лиц продавщиц на фотографиях в интернете мне знакомо.

Сходить в гости стоит обязательно. Дома местных жителей – это деревянные сооружения с земляным полом и без окон. Помещения условно поделены на «кухню» - костер в одном углу дома, «спальню» - деревянный настил в противоположном углу, какую-то общую зону. Неподалеку от костровища может стоять, например, музыкальный центр, а у большинства аборигенов есть сотовые телефоны, однажды мы даже последний айфон видели. 

В каждой семье есть курицы и утки, дикие свиньи, у тех, что побогаче – буйволы. Цена за буйвола может достигать $2-2,5 000. Днем животные гуляют по окрестностям без присмотра, а к вечеру возвращаются домой самостоятельно: помнят, где их кормят. Только буйволы, бывает, тупят, их приходится приучать к месту, запирая на пару дней.

Гора Фансипан 

Так же насильственно, как сувениры, местные жители предлагают услуги гида – по деревням и в горы. От сопровождения по деревне так и так не отделаешься, а за горы нужно заплатить, сколько – зависит от способности торговаться.

Фансипан – это самая высокая гора Индокитая высотой 3143 метра. Самостоятельный подъем может длиться как три дня с ночевками в палатках в джунглях, так и один день - для очень выносливых. Обязательно брать с собой много воды и сухую одежду, купить все снаряжение для треккинга можно прямо в Сапе. Хотя это очень тяжелый путь, никто из преодолевших его не пожалел.

В феврале 2016 запущена канатная дорога «Фансипан – Сапа», побившая две позиции в Книге рекордов Гиннеса: самая длинная трехканатка (6 282 метра) и самый большой в мире подъем между зоной отправления и прибытия – 1410 метров. Подъем стоит 30$.